Любовь к ближним, природе, животным и вегетарианство Лев Толстой считал единственно возможным путем к духовному просветлению, истинным спасением души.

Как же так получилось, что состоятельный граф, покупающий деревни и в молодости заядлый охотник избрал простую жизнь, переосмыслил свои прошлые поступки и стал великим гуманистом?

velikij-gumanist

 

«Это ужасно! Не те страдания и гибель живых существ, но то, как человек без нужды подавляет в себе высшее духовное начало, чувство сострадания и жалости по отношению к подобным ему живым существам, — и, попирая собственные чувства, становится жестоким. А ведь как крепка в сердце человеческом эта заповедь — не убивать живое!»

Знакомство с Ведами.

В конце 19 века по России поползли слухи в старообрядческой среде, якобы Лев Толстой побывал в Беловодии – легендарной и мифической стране, хранящей древние тайны и неискаженные догматы истинного христианства.

Легенды гласили, что страна Беловодия недоступна простым смертным, а только избранным людям с чистым сердцем. Несложно увидеть связь между Беловодией и Шамболой – страной гималайских мудрецов сокрытой от людских взоров.

Такие слухи говорят о том, что простые люди любили Толстого и почитали за мудреца, достойного мужа. Конечно же, писатель не был ни в Шамболе, ни в Беловодии. Ведические идеи пришли к нему другими путями, став смыслом существования и новым веянием в творчестве.

Лев Толстой открыл для себя Веды, древние тексты Индии, познав эти писания он уже не мог быть прежним. Оставшись глубоко русским человеком, Толстой полюбил знания древних индусов всей душой.

Изучение Бхагавад-гиты — квинтэссенции Вед, и Рамаяны — стихотворного эпоса в 48 000 стихотворных строк, сделало Льва Толстого знатоком индийской философии.

В 1905 году Лев Толстой получил письмо от великого гуру Индии Бабы Премананды Бхарати, а также книгу «Шри Кришна. Господь любви». В письме Баба выразил уверенность в мудрость русского мыслителя и надежду на достойную оценку этого произведения.

Несколько дней, не отрываясь, русский писатель с восхищением читал книгу. Так завязалась переписка, а Лев Толстой приобрел наставника, помогающего понять и изучить Веды.

Кстати, по мере изучения Вед, Толстой увидел тесную связь санскрита и русского языка. В наш век, археологи и языковеды уверено утверждают, что русский и санскрит — это один язык, где первый прародитель второго.

Отлучение от церкви.

«Я действительно отрекся от Церкви, перестал исполнять ее обряды и написал в завещании своим близким, чтобы они, когда я буду умирать, не допускали ко мне церковных служителей и мертвое мое тело убрали бы поскорее, без всяких над ним заклинаний и молитв, как убирают всякую противную и ненужную вещь, чтобы она не мешала живым…».

Отлучение от церкви святейшим синодом произошло много позже, чем осознание Толстого религии, как корня зла и предрассудков.

Глубокое изучение писаний и несоответствие действий церкви с ними возмущало Толстого. Множество лекций и трудов было написано на эту тему писателем.

Толстой верил в истинное учение христианства, основанное на любви к ближнему, но видел только то, что:

«…так называемое церковно-христианское учение не есть цельное, возникшее на основании проповеди одного великого учителя учение, каковы буддизм, конфуцианство, таосизм, а есть только подделка под истинное учение великого учителя, не имеющая с истинным учением почти ничего общего, кроме названия основателя и некоторых ничем не связанных положений, заимствованных из основного учения…».

Его недоверие к церкви не распространялось на добрых людей. Толстой посещал святые места России и общался с монахами, которые разделяли его убеждения и своими поступками показывали свое духовное развитие и благость.

lev-tolstoj-i-gnedoj

Вегетарианство.

«От убийства животного до убийства человека – один шаг».

В семье писателя поддерживали вегетарианство Лев Толстой и его дочери, которые яростно пропагандировали это учение. Жена и сыновья вегетарианцами не стали, но уважали этот выбор. Помогали писателю в его активной деятельности по открытию вегетарианских столовых и трактиров.

Обеденный стол в Ясной поляне делился на две половины, по случаю приезда многочисленных гостей, посещавших писателя. Во главе стола сидела жена Софья, убеждения не разделявшая, но хорошо знавшая подноготную вегетарианства, всегда следившая за калорийностью и питательностью вегетарианских блюд.

По правую руку Софьи сидел Толстой, а рядом с ним все гости разделявшие вегетарианский образ жизни. На сторону Льва подавались вегетарианские яства, а на половину Софьи и гостей невегетарианцев мясные блюда.

Лев Толстой чтил вегетарианство, однако, считал его лишь одной из составляющих этики человека, нравственного развития. Писатель считал, что духовное совершенствование возможно только при отказе от праздности, чревоугодия, гнева, лжи и многих других пороков.

**Неумеренность — есть отсутствие бережного отношения ко всему живому и порождение агрессии.  Неумеренность — уничтожение того, что дает нам жизнь.

Давайте запомним эти два постулата и будем ими руководствоваться на протяжении всей жизни!

Автор публикации

не в сети давно

admin

Комментарии: 0Публикации: 611Регистрация: 22-05-2015